Наш Транс-Байкал 2011 (часть 1)


Короче, вернулись мы с Егором с Транс-Байкала, и, пока воспоминания свежи, надо рассказать о том, как это было.
Про то, что такое велогонка «Транс-Байкал», можно почитать на официальном сайте мероприятия, где организаторы уже запостили пресс-релиз с краткими его итогами.

День 0. Дорога

Двигать предстояло в Иркутск, что гораздо дальше, чем дорога на «Рипейник» в прошлом году, но несравненно проще в плане логистики. Я так вообще подсуетился и взял билеты на ЮтЭйр из Внуково и мне достаточно было выйти из своего офиса в конце пятничного рабочего дня и пройти несколько шагов до аэроэкспресса на Киевском вокзале.

Вжжжик — и мы уже в аэропорту. Во Внуково построили новый терминал — пока еще пустой и свободный. Довольно аскетичный и скромный, как в плане интерьеров и публики, так и в плане количества указателей.

В аэропорту нам предстояло решить нетривиальную задачу минимизации расходов на провоз нашей большой и тяжелой кучи багажа. Дело в том, что у меня давно сформирован типовой набор вещей для поездки с велосипедом в отпуск на самолете, и этот набор (включая велосипед, естественно) тянет аккурат на 20 кг плюс небольшой рюкзак в ручную кладь, который никогда не взвешивают. На ТБ же вдобавок к этому набору пришлось взять спальник с надувным ковриком, двойной запас гелей, большой рюкзак и еще кое-что. В итоге чехол с байком удалось оставить в пределах 20,5 кг, а вот рюкзак тянул уже килограммов на 7-10 и это была проблема. У Егора ситуация была примерно та же.
Мы с двойной силой улыбались тетушке на стойке регистрации и в итоге смогли без проблем бесплатно сдать байки в багаж, получить бирку «ручная кладь» на один из рюкзаков и карт-бланш на пронос второго на борт через службу безопасности без бирки 🙂
После этого нам нужно было отнести чехлы с велами на стойку негабаритного багажа и по дороге туда у нас родилась гениальная идея, как можно немного схитрить. Ну т.е. мы просто переложили часть вещей из рюкзаков в чехлы, после чего утянули эти рюкзаки до вполне компактного состояния. Более того, я не понимаю, почему этот метод не применяется в промышленных масштабах. Казалось бы, чего проще: приезжаешь в аэропорт с велом в чехле и адовой кучей вещей; оставляешь сверхнормативные вещи напарнику и идешь регистрироваться; получаешь бирку на чехол с велом и несешь его на стойку негабарита; по дороге туда — запихиваешь в чехол вещи, оставленные у напарника, и вуаля! Как авиакомпании могли упустить из виду такую вопиющую дыру в своих бизнес-процессах?! Слава богу, что моя природная честность, а также моя ходячая совесть в лице Егора никогда не позволят мне так поступить.

Долго ли, коротко ли, сели в самолет, где встретили старых знакомых — заслуженных редбайковцев Nemo и Elfya, вместе с нами спешивших на ТБ.
У авиакомпании ЮтЭйр оказались довольно строгие и суровые бортпроводницы (под стать пассажирам), но вполне зачетная авиаеда! За кормежку они получают твердый зачет и почетное второе место сразу за ЭйрМолдовой (молдован, думаю, вряд ли кто-то когда-то перепрыгнет).

Лететь предстояло 5 с чем-то часов и при этом время магически сжималось (прямо как в книжке Стивена Хокинга): улетали в 8 вечера по Москве, а прилетали сразу в иркутское утро в 7 часов. В полете наблюдали неестественно стремительный заход солнца и такой же стремительный его восход. А еще я видел Луну! Огромную яркую Луну, которая неспешно выплыла из-под крыла самолета прямо напротив моего иллюминатора. Это было невозможно красивое зрелище! Когда-то много лет назад я был юным романтиком, смотрел на мир широко раскрытыми глазами и то тут, то там замечал настолько красивые детали этого мира, что у меня захватывало дух! Каждый раз, переполняясь восторгом от увиденного, я одновременно получал для себя доказательство небессмысленности жизни и того, что я сам, собственно, еще жив. С годами я сделался прагматичен, циничен и все реже и реже отмечал красоту мира. Но в ту ночь, увидев бесподобную, восхительную Луну над крылом нашего самолета, я понял, что не все для меня еще потеряно…

Посадка в Иркутске тоже была очень красивой: т.к. аэропорт в черте города, во время захода мы практически весь Иркутск увидели в иллюминаторы. Стоит отметить, что в отличие от остальных пассажиров в других аэропортах страны, пассажиры, приземляющиеся в Иркутске, начинают хлопать только после того как самолет затормозил и съехал с ВПП к аэровокзалу. Это и неудивительно

Далее мы успешно получили багаж и, перейдя через дорогу, очутились в своей гостинице. План состоял в том, чтобы быстро собрать велы и завалиться спать до самого брифинга, на котором нужно зарегистрироваться и сдать байки. Часть плана по сбору велов прошла успешно, а вот со сном возникли проблемы. Гостиничный номер оказался адски душным, а окна выходили на шумную дорогу. Поэтому, несмотря на абсолютно бессонную ночь, которую я провел дома, собирая вещи, вторую бессонную (вернее, потерянную) ночь в самолете и горку таблеток мелаксена, мне удалось забыться в каком-то полубреду только на пару часов 🙁
(Мелаксен — вообще, по ходу какая-то окологомеопатическая шняга, которая меня совершенно не берет ни в каких количествах).

Помучавшись с дневным сном, вышли из гостиницы, сели на байки и покатили на брифинг в центр города. Автомобилисты Иркутска не сказать чтоб очень жалуют велосипедистов. Хотя пешеходов они, похоже, любят еще меньше, норовя задавить даже на зебре. Я сделал попытку их воспитания, но это было жестко пресечено Егором, который сказал, что не готов после этого воспитывать уже моих детей.

Потом был брифинг. Послушали приветственные речи, сделали круг почета по парку, зарегистрировались и получили номера и стартовые пакеты. Нам дали козырный номер — 14.
14 — это почти 21, поэтому мы победим! 😉

Брифинг, вопреки опасениям, не затянулся до ночи. Сдали байки для доставки на старт и были свободны.
Зашли поужинать в близлежащее заведение — «Нежный бульдог» («Ласковый доберман», «Любвеобильный кокер-спаниель» или что-то в этом духе). Место с зашкаливающим пафосом, но ужасным сервисом. Мы — москвичи — к такому терпимы, а вот наши друзья (тоже участники ТБ) из Владивостока остались очень недовольны и ушли, не дождавшись еды.

Вернулись в гостиницу, собрали вещи, последний раз помылись под теплым душем (тогда мы этого еще не знали) и сделали отчаянную попытку поспать перед завтрашним стартом.

День 1

Будильник зазвонил в 5 утра по иркутскому времени, т.е. в полночь по Москве. Можно сказать, что и не ложились. На улице темнота и дождь. Организм — в сложном состоянии шока и коматоза.
Каши на гостиничной кухне в столь ранний час не оказалось — довольствовались яичницей с колбасой.
Едва-едва успели к отправлению автобусов, я профачил в такси свою единственную велофлягу, расстроился.
Потом часа 4 с лишним тряслись в автобусе в Бугульдейку (место старта). В какой-то момент водители обоих автобусов заблудились и пришлось возвращаться, потом были какие-то совершенно чумовые грунтовки, по которым и на машине-то не просто проехать, а представить там настоящий междугородный автобус вообще нереально. Вобщем, несмотря ни на что, доковыляли таки до Бугульдейки, выгрузились и стали собираться-одеваться на старт.

С переодеванием возникли некоторые проблемы этического характера, т.к. переодеться было банально негде: ни палаток, ни пляжных кабинок для переодевания на месте старта, понятное дело, не было. Зато среди участников гонки было полно девушек, поэтому пришлось искать хоть какое-то укромное место. То, что найденное нами место оказалось не слишком укромным, мы с Егором узнали позже — при просмотре видео с этого гоночного дня. Оператор-папарацци очень живописно запечатлел, как тщательно Егор натягивает велотрусы, а я на заднем плане осторожно крадусь поссать. Вот так — практически со старта — мы стали звездами гонки!

Во время разминки съездили на берег Байкала. Я впервые увидел его. Байкал — велик!
Немного помандражировали, подумали о вечном, помедитировали, поскучали… И вот он — СТАРТ!


Народ со старта рванул очень бодро, у нас же на этап была установка: ехать так медленно, как только сможем 🙂 Условились не цепляться за быстрые колеса, не гоняться ни с кем, а ехать в максимально комфортном темпе, чтобы доехать живыми. Понятно, что все равно гнали и ломили — но изо всех сил старались себя сдерживать.
Прямо со старта пошла серия адовых апхилов! Таких прям, что ого-го! Но народ мочил в подъемы, как на кантрийной гонке. Ну-ну. Мы отпустили всех, включая микстов и женщин: нам спешить некуда, мы едем не за золотом, а за здоровьем. Уже километров через 10 мы начали постепенно выбирать народ, стартовавший слишком резко, и выбирали таких практически до самого финиша.
По ходу дистанции подъемы стали понемногу перемежаться спусками — несложными, но быстрыми и коварными: можно было легко и непринужденно разогнаться до 50 км/ч и за перегибом вылететь на крупные острые камни или угодить в промоину. Но вообще, забегая вперед, скажу, что интересных спусков на ТБ за всю гонку наберется 1-2, максимум 3. Хоть горы и вполне приличные — как в Крыму, но ничего похожего на крымские спуски мы не проезжали.

Примерно после трети дистанции лесная часть с крутыми апхилами сменяется более-менее степной с затяжными тягунами и длинными спусками. Жарим себе жарим, летим со спуска и вдруг я вижу прямо у дороги двоих людей, стоящих на коленях, опустив руки и головы на землю. Сразу видно: люди молятся. Но кому и по какому поводу? Может это местные буряты-язычники приняли нас за богов? Или мы вторглись на их священную землю и мешаем общаться с духами? Мне религиозные конфликты на фиг не сдались, поэтому пришлось ударить по тормозам. К счастью, подлетев поближе, мы увидели, что это всего лишь фотограф и видеооператор раскорячились на земле в позе буквы «зю», чтобы сделать удачный кадр с нами в главной роли 🙂
Вообще говоря, медиа постоянно сновали по всей трассе туда-сюда, снимая участников во всех мыслимых положениях и ситуациях. Расслабиться нельзя было ни на секунду: приходилось постоянно следить за осанкой, красивым педалированием и мужественным выражением лица. О том, какой проблемой было отлить по ходу гонки, я вообще молчу!


Где-то с середины этапа Егор стал подавать признаки умирания. Начались очередные разговоры о старости, о переоценке ценностей и смысла жизни, о том нахрена вообще поехали мы сюда. В итоге Егор даже прилег на пару минут на обочине — обдумать всё это. Я был в шоке: впервые за 8 лет совместного катания мне удалось утомить Егора! Неужели я стал настолько крут?!
Радость прошла быстро: через пару десятков километров я сам уже стал падать головой на руль и думать, хватит ли меня до финиша. Эйфория старта уже иссякла, свежести — как не бывало, зато припомнились все бессонные ночи, джетлаг и 4 часа утренней дороги на автобусе. Организм медленно, но верно уходил в астрал… Очень кстати в этот момент появился второй пункт питания, где я тоже прилег 🙂

Оставалась еще примерно четверть дистанции и эта четверть была опять сцуко гористая! Как ни странно, на этих апхилах к нам пришло второе дыхание и мы выбрали практически всех своих доступных соперников, а потом даже выиграли финишный спринт у микста легенды российского маунтинбайка Галины Балагуровой! 🙂

Итого получилось 106 км, 2277 м набора, время 7:05:49 и 11-е место среди 27 стартовавших команд «мущщина+мущщина».
Финишировали в уже поставленном лагере на берегу Байкала, немыслимая красота которого сразу заставила забыть о всех мучениях.


На вечернем брифинге, однако, нас ждал сюрприз. Оказалось, что половина команд на первом этапе заблудилась — из-за разметки, вы не поверите, съеденной коровами! Эти адские твари, как оказалось, очень уважают красно-белую ленту. Говорят, она их здорово торкает. Нашлись даже очевидцы данного действа среди мотоциклистов, сопровождающих гонку. Из-за этого нежданного пиздеца учаснеги, претендующие на золото, финишировали с огромными разрывами, делающими дальнейшую борьбу в генерале бессмысленной.
Внезапно постаревший Шиндякин объявил на брифинге, что результаты этого этапа аннулируются — впервые в истории гонки. Мы в тот момент протоколов еще не видели и не знали, насколько сильно нам стоит горевать об отмене результатов. Но, вообще говоря, вспоминая все наши адовы мучения за 7 часов на дистанции, все эти злоебучие апхилы, в которые мы залезали на зубах, обгоняя еще менее живых, чем мы, соперников, становилось немножко обидно.
Совещание оргов с командами было очень долгим и напряженным — мы ушли спать, не дождавшись итога. А утром услышали новость о том, что все результаты в силе, а мы — 11-е.

День 2

Второй этап мы должны были ехать уже на Ольхоне — здоровенном острове у западного берега Байкала. Собственно, рядом с ним мы и финишировали накануне.
Пришлось рано встать, чтобы собрать палатки и отправить вещи на финиш. (Палаточный лагерь на финише всегда был разбит к нашему приезду, но собирали мы их перед стартом сами).
Организованной толпой проехали через поселок МРС (кто знает, что означает эта аббревиатура?) к причалу парома. Орги заранее предупредили, что на пароме может быть прохладно и что нужно утеплиться. В лагере было очень тепло и я поначалу вообще не хотел ничего лишнего надевать, но потом все-таки нацепил худи. Бля, как я потом пожалел, что не напялил на себя ВСЮ ОДЕЖДУ, которая у меня с собой была! На пароме был такой ветрило и такая холодрыга, что просто капец! Синюшные велосипедисты с гусиной кожей, проступающей из-под лайкры, метались по совершенно открытому парому в поисках уголка, где меньше дуло, но не было им убежища.


На Ольхоне мы хотели по-быстренькому стартовать, чтобы согреться, но обломались: старт назначили только часа через полтора. Учитывая долгое ожидание парома, дорогу на нем и длительный тупняк перед стартом, получалось, что мы чуть ли не полдня болтались перед этапом — на холоде и без еды. Это как-то существенно подкосило мою бодрость духа, ужасно хотелось спать.
Ну и после первого бодрого дня меня традиционно накрыло и весь этап я провел в борьбе не с соперниками или трассой, а с собственным организмом: пульс на 20 ударов ниже привычного, ноги пустые — все как полагается. Сказалась и усталость после трудного первого этапа, и бессонные ночи перед отъездом, и длинный перелет с джетлагом, хотя трасса второго дня была гораздо короче и проще, чем в первый день.

Я весь этап просидел у Егора на колесе, не поднимая головы. Впервые задумался о том, стоило ли вообще приезжать на ТБ, нахрен это мне нужно и не слишком ли я стар для таких увлечений.
Под конец еще пошли пакостные песчаные секции, превратившиеся ближе к финишу в километр сплошного зыбучего песка, который нужно было преодолеть бегом, а для меня — ползком. Все, кто мог нас обогнать, уже это сделали, поэтому было пох.
Я вообще очень не люблю песок под колесами, но эта бля Сахара меня просто вывела из себя! Увязая в этом желтом зыбучем говне, я рычал и грязно ругался! Когда песок наконец закончился, моя ярость перешла в кинетическую энергию, приложив которую к педалям, мы наконец бодро поспешили на финиш. Добрать никого уже не было шансов, но хотелось минимизировать ущерб. Ближе к финишу пошли какие-никакие спуски, на которых мы уже жарили изо всех сил. Вылетев после одного из них на дорогу у поселка, мое лицо перекосилось от ужаса: вся дорога, включая обочину была усеяна битым стеклом!
— Бля, Егор, стекла!!! — в панике заорал я.
— Ага, — печально ответил Веломот, сидевший неподалеку с напарником и сосредоточенно накачивавший камеру.
Мы — слава богу и Кейту Бонтрейгеру — проскочили там без инцидентов, встретив через 100 метров еще одного проколовшегося, попросившего у нас монтажки.

Тема засранности берегов Байкала — весьма обширна и я ее еще коснусь. Но битые стекла — это какой-то отдельный бич этих мест! Такое ощущение, что у местных жителей и туристов особый вид спорта — битье бутылок. Бухнул — разбей бутылку! Главное, как они умудряются их тут бить, когда кругом сплошной песок?!! О свои головы что ли?

Вобщем то, что мы доехали в тот день без проколов, — очень большая удача!
Второй этап закончили 14-ми, откатившись в генерале на 13 место. К слову, мужских команд во второй день стартовало уже не 27, а штук 20: первый этап пережили не все.
Итого 65 км и 1632 м набора, 4:35:08 на трассе.

День 3

Третий и четвертый этапы должны были стартовать на Ольхоне (локация именовалась: пос. Хоронцы), поэтому лагерь не переезжал и можно было поспать подольше. Мы этому обстоятельству очень обрадовались и, кажется, наконец завершили мучительный процесс аклиматизации. Вобщем, встали бодряком.
Предстоял этап километров на 85 с каким-то не самым убойным набором в районе полторашки. Трасса уходила на север — до северной оконечности Ольхона — мыса Хобой, там делала петлю о возвращалась той же дорогой в место старта/финиша.

Народ традиционно мощно зарядил со старта, мы, вопреки обыкновению, не стали отсиживаться в жопе, а сразу стали вкручивать. Уселись в группу с двумя командами — лидерами микстов, у них на том момент шла отчаянная борьба за первое место в генерале, поэтому они постоянно натягивали и мы, соответственно, тоже ехали довольно быстро. Ну и в этой же группе ехали сколько команд из нашей условной весовой категории, которым нам обязательно нужно было привозить время, чтобы отыграться за вчерашний слив.
Рельеф был относительно степной — с преобладанием длинных изматывающих тягунов и парой серьезных горок: недалеко от старта/финиша и в дальней точке маршрута. После тягунов обычно шли пологие очень скоростные спуски, часто заканчивавшиеся крутыми нырками. Если правильно разогнаться перед нырком, можно было приличную часть следующего подъема въехать накатом, поэтому все мочили вниз со всей дури. В низу одного из нырков оказался едва заметный, но мощный кикер, который весьма нефигово катапультировал вверх проезжающих учаснегов. А т.к. все шли плотной группой, то мало кто мог его заранее разглядеть — я, например, заподозрил неладное, только уже когда на первой космической скорости приблизился к околоземной орбите, а земля была где-то далеко внизу. По счастью, приземлился удачно, чего не скажешь о всех остальных: сразу за моей спиной убравшийся камрад закончил гонку в иркутской больнице с отрывом связок плеча 🙁


Несколько поредевшей группой валим вниз с главной горы дистанции. Впереди какая-то деревня, разметки нет. Народ в группе что-то кричит и резко сворачивает налево через поле — типа мы заблудились. Мы с Егором не спешим сваливать с дороги и до последнего верим в то, что разметка вот-вот появится. Она, конечно, ни хрена не появилась и, свернув у деревни и сделав приличный крюк, мы находим-таки трассу. Наша группа уже прилично впереди 🙁

Но мы не унываем — бросаемся в погоню, благо нога идет и самочуй отличный. Долго, но верно добирали соперников и добрали всех, кроме лидеров микстов. Мы работали четко: терпели в подъемы и раскручивали «края» на спусках. Последнее у нас получалось неплохо и давало возможность отрываться от преследователей.

Еще сегодня было дофигища песка! Около километра в общей сложности пришлось бегать и еще до хрена грести по песку колесами. Песчаные подъемы — отдельный челлендж, а песчаные спуски — это ваще капец! Егор, сцукан, за годы жизни в Голландии мощно прокачал технику езды по песку: гонял там по песчаным дюнам — и держаться за ним было ваще нереально! Ну и мои потертые гоночные кантрийные покрышки 2.0 тоже не добавляли уверенности.


Докрутили до мыса Хобой — середины дистанции. Там с горы открылся чумовой вид на большой Байкал — вода до горизонта, где-то в стороне горы в дымке — красота нечеловеческая! Рядом с ней неудобно как-то и думать об усталости — даже ноги прекратили позывы к судорогам и покрутили с новой силой.

Бодро подлетаем к пункту питания и видим там картину маслом: напарник Балагуровой — Сергей Жульков бродит, шатаясь, среди машин и палаток — весь грязный, оборванный, голова в крови. Вокруг бегают маршалы, призывая его лечь и дать себя перевязать. Сергей уверенно шлет их куда подальше и требует вернуть ему велосипед. Маршалы велик не отдают и строго приказывают принять горизонтальное положение. Сергей, в свою очередь, не сдается и пытается вырвать байк силой. Чем закончилась эта борьба титанов, мы не увидели, т.к. полетели дальше. Ниже по склону встретили обеспокоенную Галину, сообщили ей грустную новость об уборке напарника.

Херачим дальше в сторону финиша — теперь уже гораздо осторожнее, т.к. образ окровавленного Жулькова стоит перед глазами. Легко обгоняем команду на много строчек выше в генерале («Локер» вроде бы): они с какой-то особенной безнадегой в глазах медленно ползут по песку. Впереди маячит еще кто-то из крутых, крутим еще бодрей.


Подкатываем к тому месту, где должен быть поворот на главную гору дистанции, за которой финиш. Шарим взглядами в поисках разметки — разметки нет ни хрена! В замешательстве тупим на месте, мимо проезжает «Локер» и уходит в даль по равнине — в гору не едет. Мы отчетливо помним, что в начале гонки спускались с этой горы и, значит, дллжны сейчас в нее подниматься. Но где? ХЗ!
Благодаря Егоровым навыкам ориентирования и ГПС-треку в его велокомпе, мы таки нашли нужную дорогу и полезли в эту главную финишную гору. Преследователи были где-то внизу, и, обернувшись, мы увидели, что они проехали мимо нужного поворота. Ну, думаю, им же хуже.
С новыми силами быстро забрались на гору (повторюсь, весьма нефиговую), срубились вниз, вкатились на финиш и увидели там… всех своих соперников, улыбающихся по пути в душ! У меня чуть челюсть на руль не упала! Иппать! Как так?!

Оказалось, что, пропустив поворот, они срезали дистанцию, миновали гору и приехали раньше нас. Т.к. разметки не было, никто не стал заморачиваться с поиском правильного маршрута и поехал прямо на финиш. «Ааа… Нуу… У нас же не было GPS, как у вас!» — ответили камрады на наши пристрастные вопросы о прохождении дистанции.

В итоге вместо того, чтобы отыграть потерянное вчера время, мы получили дополнительные минуты отставания 🙁 Настроение резко упало с плюса на минус, смысл генеральной классификации сразу стал как-то совсем туманен.
В этот день в протоколе мы были вообще 16, в генерале еле-еле сохранили 13 место. Пересматривать результаты тут не принято, дисквалифицировать народ не за что, т.к. это косяк разметки, так что на брифинге всё ограничилось парой резких слов в адрес дизайнера трассы от нас и других участников.

Итого 81 км и 1373 м. Опять 4,5 часа. Осталось 2 очень коротких этапа и 1 длинный. Будем пытаться сохранить позиции и отыграться.


Вечером после финиша мы с Егором одним махом выполнили все три свои туристические
обязанности: искупались в Байкале (чуть дуба не дали, такой он ледяной!), съели позы (это такие местные манты, вкусные). Чтобы поесть поз, пришлось топать несколько км от лагеря через поля, зыбучие пески, деревни к единственной местной позной, ибо переваренные макароны и недоваренный рис, которыми кормили в первые дни гонки немного поддостали (хотя вчера я их сожрал три порции). Вобщем съели по три вкусные аутентичные бурятские позы в окружении бегающих немытых бурятских детей.
Ну и потом перед сном сточили по сушеному омулю — тоже достопримечательности Байкала.
После поз и омуля настроение заметно улучшилось. Мы решили, что не в генерале счастье и будет уже очень достойно если мы просто проедем всю гонку от начала и до конца.

Конец 1-й части.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *